Битва за Москву 30 сентября – 6 декабря 1941 года.

Битва за Москву 30 сентября – 6 декабря 1941 года.

Битва за Москву 30 сентября – 6 декабря 1941 года.

Общая обстановка на фронте перед решающим сражением. Битва за Москву. План операции «Тайфун». Положение армий Западного фронта накануне битвы за Москву. Начало операции «Тайфун».  «Октябрьское» наступление немецко-фашистских войск на Москву. Москва готовится к решающей битве. Второй наступательный «бросок» противника на Москву. Крах операции «Тайфун». Итоги и значение Битвы за Москву.

1. Общая обстановка на фронте перед решающим сражением.

Начиная войну против Советского Союза, Гитлер заявил, что он будет в Москве через две недели. Этим хвастливым заявлением он хотел подчеркнуть, что восточный поход будет завершен также молниеносно, как и предыдущие военные кампании, проведенные в Западной Европе.

Обстановка на фронте оставалась тяжелой, опасность нависшая над нашей страной не уменьшалась. Враг стоял у стен блокированного Ленинграда, угрожал Москве, рвался к Харькову, в Донбасс и в Крым.

Советский Союз еще не завершил перестройку экономики на военный лад. Продолжалась массовая эвакуация людей и материальных ценностей из прифронтовых районов в тыл страны. Из большого количества промышленных предприятий, в том числе военных заводов, перемещаемых на восток, лишь незначительная часть развернула производство на новых местах. Поэтому Красная Армия, которая несла большие потери в боевой технике и вооружении и остро нуждалась в их восполнении, получала технику и оружие в крайне ограниченных объемах. Не хватало танков, самолётов, противотанковых и зенитных орудий, автоматического оружия и винтовок. Не доставало боеприпасов. И хотя на вооружение поступало всё больше новых самолётов и танков, превосходящих вражескую технику по техническим и тактическим характеристикам, все-таки их было очень мало. За первые месяцы войны погибло и попало в плен большое количество солдат и офицеров Красной Армии, остро нужно было пополнение. Резервные части и соединения создавались в срочном порядке и поэтому были слабо обучены и плохо вооружены. Новым отрядам советских воинов приходилось учиться воевать с сильным и опытным врагом непосредственно на полях сражений.

Швейцарский военный историк полковник Ледеррей, характеризуя оценку Гитлером обстановки, сложившейся осенью 1941 года пишет: «Склонный принимать свои желания за действительность и преувеличивать значение успехов, он вбил себе в голову, что русские уже при последнем издыхании и что нужно очень не многое, чтобы прикончить их».

2. Битва за Москву.

Конечная цель планируемых операций заключалась в том, чтобы ещё до наступления зимы овладеть Москвой, Ленинградом, Харьковом, Донбассом и другими промышленными районами европейской части СССР. При этом овладение столицей Советского Союза гитлеровское командование рассматривало как победоносное завершение «молниеносной войны» на Востоке.

         Битва за Москву явилась главным событием первого периода Великой Отечественной войны. По размаху и продолжительности боевых действий она не имела до этого равных себе в истории второй мировой войны. Военные действия, в которых участвовало с обеих сторон 150 дивизий, более 20 тысяч орудий и миномётов, 3 тысячи танков и до 2 тысяч самолётов, развернулись на пространстве 750 километров по фронту и более 400 километров в глубину и продолжались около 6 месяцев. По характеру боевых действий советских войск и выполняемых ими задач битва под Москвой делится на два этапа: оборонительный,  с 30 сентября по 5 декабря 1941 года и наступательный, включающий контрнаступление Красной Армии на западном направлении с 6 декабря по 20 апреля 1942 года.

2.1. План операции «Тайфун».

Летом 1941 года верховное главнокомандование немецкой армии приступило к детальной разработке плана операции по захвату Москвы. Эта операция получила громкое название «Тайфун». Подготовка плана заняла около месяца.

Суть замысла состояла в следующем: мощными ударами крупных танковых групп прорвать оборону Красной Армии и во взаимодействии с пехотными соединениями окружить и уничтожить в районах Вязьмы и Брянска основные силы советских войск, прикрывавших столицу с запада. Затем пехотные соединения должны были развернуть фронтальное наступление на Москву, а танковые и моторизованные соединения – обойти советскую столицу с севера и юга.

Для предстоящего наступления противник стянул на московское направление почти половину всех сил и боевой техники, имевшихся на советско-германском фронте.

Насколько велика была уверенность фашистского командования в успехе, видно из обращения Гитлера к войскам 2 октября. Подводя итог всем приготовлениям к генеральному выступлению на Восточном фронте, Гитлер заявлял: «За три с половиной месяца созданы, наконец, предпосылки для того, чтобы посредством мощного удара сокрушить противника ещё до наступления зимы. Вся подготовка, насколько это было в человеческих силах, закончена… Сегодня начинается последняя решающая битва этого года».

2.2. Положение армий Западного фронта накануне битвы за Москву.

Госкомитет обороны и Ставка Верховного Главнокомандования с самого начала войны придавали особое значение обороне Москвы. Они мобилизовали строительные организации и инженерные войска, призвали население на укрепление оборонительных рубежей Подмосковья. В летний зной и осеннее ненастье возводились доты и блиндажи, рылись окопы и противотанковые рвы. Были созданы Вяземская и Можайская линии обороны.

К началу битвы за Москву подходы к ней прикрывали три фронта: Западный – под командованием И.С. Конева, Резервный – под командованием маршала Советского союза С.М. Буденного и Брянский – под командованием генерала А.И. Еременко. В составе этих фронтов было около 1250 тысяч человек, 7600 орудий и миномётов, 990 танков, 677 самолётов. Положение осложнялось тем, что советские войска на этом направлении не имели оперативных резервов. Превосходство в силах сохранялось на стороне противника.

2.3. Начало операции «Тайфун».

2.3.1. «Октябрьское» наступление немецко-фашистских войск на Москву.

Наступление немецко-фашистских войск на Москву началось 30 сентября ударом соединений правого крыла группы армий «Центр» по войскам Брянского фронта. На рассвете 2 октября группа армий «Центр» нанесла удар по войскам Западного и Резервного фронтов. Опять, как и в начальный период войны, в голове наступавших вражеских войск шли танковые соединения, поддерживаемые авиацией. Главный удар танковые дивизии наносили на узких участках фронта, вдоль основных коммуникаций, ведущих к Москве.

Советские войска оказали врагу упорное сопротивление.  Например, на участке 162 стрелковой дивизии 30-й армии 2 октября наступало 200 вражеских танков с пехотой, при поддержке 100 самолётов. На 1-й батальон противник обрушился полком мотопехоты и семьюдесятью танками. Почти все бойцы батальона погибли в неравной схватке с врагом, но своих рубежей не оставили. Начальник радиостанции, который докладывал по рации в штаб полка об исключительной стойкости батальона, в последней радиограмме сообщил: «Взрываю радиостанцию. Прощайте, дорогие товарищи».

Несмотря на усилия командования, и войск Западного и Резервного фронтов, восстановить положение на участках прорыва так и  не удалось. Командующий Резервным фронтом 5 октября доносил в Ставку: «Положение на левом фланге Резервного фронта создалось чрезвычайно серьезное. Образовавшийся прорыв вдоль Московского шоссе закрыть нечем…». Штаб Резервного фронта, потеряв связь со штабами армий, не смог организовать плановый отход войск. Нарушилось управление и в войсках Западного фронта, что создало исключительные трудности при организации отхода.

Четыре армии Западного и резервного фронтов оказались в окружении. Судьба их полна героизма, но трагична. Ведя упорные бои, они в течение нескольких недель сковывали продвижение 28 дивизий противника. Однако вырваться из окружения удалось немногим.

В не менее трудных условиях вели борьбу и войска Брянского фронта. 1 октября была прорвана оборона фронта, и все попытки командования отразить наступление немецких войск не увенчались успехом. К исходу 2 октября вражеские войска вышли на дальние подступы к Орлу и Брянску. 3 октября враг ворвался в город Орёл. Захватив Орёл, передовые части армии Г.Гудериана рванулись к Туле. К этому времени у командования Западным фронтом имелось только одно самостоятельное танковое подразделение – танковая бригада, сформированная из танков Т-34 под командованием полковника М.Е. Катукова. Бригада Катукова нанесла внезапный контрудар по танковой армаде Гудериана, одного из наиболее сильных военачальников вермахта. Танковая дивизия немцев, двигавшаяся во главе клина, была основательно потрёпана. По словам немцев, «это был первый случай, когда огромное превосходство Т-34 над нашими танками стало совершенно очевидным…» спустя несколько дней танкисты Катукова повторили удар, дав защитникам Тулы существенную передышку.

8 октября ГКО принял решение о составлении списка предприятий Москвы, которые должны быть заминированы. Возник вопрос о возможном оставлении столицы. Произошла смена командования Западным фронтом, во главе его стал Г.К. Жуков. Смещенного со своего поста И.С. Конева пытались предать суду военного трибунала. Но в столь критичной обстановке Жуков настоял на отмене этого решения. Более того, И.С. Конев был назначен заместителем командующего Западным фронтом.

Пришлось, по существу заново создавать фронт, принимать самые решительные меры по выправлению положения на трудных участках. Срочно были сформированы и брошены в бой четыре дивизии народного ополчения, курсанты военных училищ – Подольского и им. Верховного Совета. Слабо вооруженные и необстрелянные, сознававшие, что первый бой для многих из них станет последним, они в большинстве полегли под Москвой, но на несколько дней затормозили продвижение врага.

Положение под Москвой с каждым днем становится все более драматичным. 15 октября принято решение об эвакуации на восток значительной части правительственных и иных учреждений и предприятий города. 20 октября в Москве было объявлено осадное положение. Москвичи готовились к боям на ближних подступах к городу.

В ходе октябрьского наступления войска группы армий «Центр» продвинулись на 250 километров. Это был крупный успех противника. Однако план гитлеровского командования взять Москву к середине октября был сорван. Силы врага были истощены, его ударные группировки растянуты.

К концу октября наступление войск противника на Москву затормозилось.

Усилиями командования Западным фронтом и отчаянной храбростью советских солдат был создан сплошной и устойчивый фронт обороны. Армии, прикрывавшие Москву, смогли уже в конце октября вывести часть сил в армейские резервы. Был образован фронтовой резерв.

2.3.2. Москва готовится к решающей битве.

Теперь, когда враг стоял у ворот столицы, и Москва превратилась в прифронтовой город, ГКО принял решение эвакуировать в Куйбышев часть правительственных и партийных учреждений, а так же весь дипломатический корпус, аккредитованный при Советском правительстве. В Москве остались только Политбюро ЦК партии, Госкомитет Обороны, Ставка Верховного Главнокомандующего и минимальное число членов правительственного и военного аппарата.

Из Москвы срочно эвакуировали крупные оборонные заводы, научные и культурные учреждения. Шло минирование нескольких тысяч зданий и заводских корпусов. Остановилось метро, встали трамваи, продукты в магазинах не продавали, а раздавали. Население столицы чувствовало тревожность обстановки: часть людей устремилась на восток, часть направлялась в военкоматы и вступала в ополчение.

Тысячи москвичей всех возрастов и профессий вступили в трудовое ополчение. Они по многу часов трудились, опоясывая Москву кольцом укреплений. На всех въездах в Москву улицы перекрывали баррикады, железобетонные надолбы, металлические ежи. На площадях и бульварах стояли зенитные установки, в воздухе на стальных тросах аэростаты воздушного заграждения. Войска противовоздушной обороны вместе с бойцами МПВО охраняли небо столицы.

Вся полнота ответственности за оборону столицы легла на плечи генерала армии Георгия Константиновича Жукова, об этом говорилось в постановлении ГКО от 19 октября. Кроме тяжелой ситуации на фронте, ему пришлось наводить порядок в многомиллионном растревоженном городе, где нельзя было допустить паники и мародерства. В постановлении ГКО говорилось: «В целях тылового обеспечения обороны Москвы и укрепления тыла войск, а также в целях пресечения подрывной деятельности шпионов, диверсантов и других агентов немецкого фашизма, ввести в Москве осадное положение». Охрана строжайшего порядка была возложена на коменданта Москвы в распоряжение, которого предоставлялись войска внутренней охраны НКВД, милиция и добровольческие рабочие отряды. «Нарушителей порядка, - указывалось в постановлении, - немедля привлекать к ответственности с передачей суду Военного Трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте».

2.3.3. Второй наступательный «бросок» противника на Москву.

Относительное затишье, наступившее в боевых действиях под Москвой, совпало с приближающейся 24-й годовщиной Великой Октябрьской Социалистической революции. Как и в мирные годы, в канун праздника в Москве состоялось торжественное заседание Московского Совета депутатов трудящихся совместно с партийными и общественными организациями столицы. Собрание проходило в зале станции метро «Площадь Маяковского».

На следующий день, 7 ноября, в Москве состоялся традиционный парад войск Красной Армии.

Выпавший ночью снег запорошил стены Кремля и гранитные трибуны. Дул резкий и холодный ветер. Зима, которую со страхом ожидали теплолюбивые немцы, вступала в свои права. На площади от Исторического музея до храма Василия Блаженного выстроились войска в теплом зимнем обмундировании.

На площади построились пехотинцы, курсанты артиллерийского училища, моряки, войска НКВД, вооруженные отряды рабочих, а за пределами площади – кавалерия, артиллерия, танки. Участники парада прямо с Красной площади отправлялись на фронт.

На торжественном заседании Моссовета и на параде с речью выступал Сталин. Он обратился к военным и мирным гражданам страны с призывом обратиться к славной героической истории страны и черпать силы в патриотическом прошлом. Правда, он не решился сказать об огромных потерях, которые уже понесла наша страна. Это выступление в тяжелой угрожающей жизни Родины обстановке, все-таки имело большое моральное значение.

15 – 16 ноября начался второй этап наступления группы армий «Центр» на Москву. Вражеские войска стремительно развивали наступление на Клин. Резервов в этом районе у Ставки не оказалось. Одновременно немецко-фашистские войска нанесли мощный удар в районе Волоколамска. Бои были очень тяжелыми.

Утром 16 ноября группа истребителей танков 1077-го стрелкового полка совершила бессмертный подвиг у разъезда Дубосеково. 28 героев приняли на себя удар 50 вражеских танков. Политрук Клочков обратился к бойцам со словами, ставшими легендарным призывом: «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва!». В жестоком бою один за другим погибали воины. Тяжело раненный политрук со связкой гранат бросился под вражеский танк и взорвал его. Четыре часа продолжался бой, 18 танков и десятки солдат потеряли враги, но прорвать оборону не смогли.

23 ноября танки противника ворвались в Клин. 16 армия К.К. Рокоссовского медленно отступала. Активные действия 1-й Ударной и 20-й армии помогли войскам армии Рокоссовского остановить врага в 35-и километрах от Москвы.

Окрылённые успехом немцы придумывали изощренные способы уничтожения советской столицы и её жителей. Вначале они намеревались затопить Москву вместе с населением. На совещании в штабе группы армий «Центр» Гитлер заявил, что город должен быть окружен так, чтобы ни один русский солдат, ни один житель – будь то мужчина, женщина или ребенок – не мог его покинуть. Затем, видимо, убедившись, что технически это мероприятие не осуществимо, было решено оставить в кольце окружения узкий проход, чтобы окруженные ушли на восток, оставив Москву немцам. И наконец, последний изуверский план заключался в том, чтобы превратить Москву в руины, обрушив на неё тысячи тонн снарядов и авиационных бомб. При этом любая форма капитуляции окруженных войск и населения отвергалась.

1 декабря гитлеровцам удалось прорвать нашу оборону севернее Наро-Фоминска. Их танки и мотопехота двинулись сторону Киевского шоссе, пытаясь развить наступление. У деревни Акулово 32-я стрелковая дивизия артиллерийским огнём остановила продвижение вражеских танков. Потеряв здесь половину танков, противник повернул на северо-восток. 4 ноября соединения 33-й армии разгромили прорвавшуюся группировку противника, и восстановила линию фронта на реке Наре.

Ещё 3 ноября командующий 4-й армией Клюге в своем докладе командованию группы армий «Центр» о боях в районе Наро-Фоминска сообщал, что войска находятся в исключительно тяжелом положении. «Боеспособность корпусов настолько упала,  - отмечал Клюге, - что в оперативном отношении они больше не имеют значения… Потери в людях просто колоссальны».

2.4. Крах операции «Тайфун».

В ходе оборонительных боев выросло мастерство советских военачальников, таких, как Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский, Л.А. Говоров, Д.Д. Лелюшенко. В тылу врага действовали партизанские и диверсионные отряды.

Ещё 1 ноября 1941 года в Ставке было принято решение о формировании в тылу десяти резервных армий. Из них к концу ноября на московское направление было выдвинуто шесть армий. Кроме того было сформировано несколько десятков лыжных и танковых батальонов.

К началу декабря соотношение сил под Москвой стало меняться. Противник сохранял превосходство в численности войск, количестве артиллерии и танков, но оно уже не было подавляющим. Впервые небольшое преимущество имела советская авиация.

К этому времени все дивизии группы армий «Центр» были втянуты в сражение. Большие потери и физическая усталость ограничивали наступательный потенциал противника.

В последних числах ноября 1941 года Г.К. Жуков предложил без паузы в оборонительных боях перейти в контрнаступление. Войскам ставилась задача разгромить ударные группировки армий «Центр» и устранить непосредственную угрозу Москве.

5 – 6 декабря части Красной Армии нанесли сокрушительный удар по передовым частям немецко-фашистских войск севернее и южнее столицы. Наступление развернулось на полосе 1000 километров. В контрнаступлении участвовали войска Западного фронта – командующий генерал армии Г.К. Жуков, Калининского – генерал-полковник И.С. Конев и правого крыла Юго-Западного фронта – маршал С.К. Тимошенко. Для гитлеровцев оно явилось полной неожиданностью.

Противник держался стойко, но сказывалась неподготовленность к ведению военных действий в зимних условиях, недостаток резервов. Гитлер, подписав в декабре директиву о переходе на советско-германском фронте к обороне, свалил неудачи на военное командование и, отстранив от занимаемых должностей часть высших генералов, принял верховное командование на себя. Но это не привело к существенным изменениям, наступление Советских войск продолжалось.

На весь мир прозвучало 13 декабря 1941 года сообщение Московского радио: «…Войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери».

К началу января 1942 года Красная Армия освободила Калинин, Калугу, и множество других населенных пунктов. Фашистов отбросили от Москвы на 100 – 250 километров. Непосредственная угроза столице миновала.

3. Итоги и значение Битвы за Москву.

Провал немецкого генерального н7аступления на Москву явился крупнейшим событием летне-осенней кампании 1941 года на советско-германском фронте.

1.Гитлеровская армия была остановлена на подступах к советской столице в тот момент, когда многим в капиталистических странах казалось, что судьба Москвы уже решена. Красная армия, которую правитель фашистской Германии неоднократно объявляли разгромленной и уничтоженной, не только смогла выдержать удар огромной силы, но и заставила противника перейти к обороне.

2.Стратегия «молниеносной войны» оказалась несостоятельной в войне против Советского Союза. Об этом Блюментрит впоследствии писал: «Теперь даже в ставке Гитлера вдруг поняли, что война в России по сути дела только начинается…».

3.Тяжелые неудачи под Москвой породили настроения неуверенности среди немецких солдат и офицеров. Генерал Гудериан отмечал, что в результате сопротивления советских войск на подступах к Москве «численность действующих войск уменьшалась настолько быстро, что это оказывало сильное моральное воздействие на остававшихся в строю».

4.В ходе упорных боёв под Москвой Красная Армия получила большой опыт ведения оборонительных операций и использования в боях новой боевой техники.

5.События под Москвой заставили правительство Японии и командование японской Квантунской армией отказаться от захватнических планов против Советского Союза на Дальнем Востоке.