Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом 19 ноября 1942 - 2 февраля 1943 года.

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом 19 ноября 1942 - 2 февраля 1943 года.

Сталинградская битва.

Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом

19 ноября 1942 - 2 февраля 1943 года.

1. Обстановка на фронте накануне решающего сражения.

К осени 1942 года захватчики не только продолжали удерживать оккупированную территорию – Эстонию, Латвию, Литву, Белоруссию, Украину, Молдавию, ряд западных и южных областей Российской Федерации, часть Карело-Финской Республики, - но и глубоко продвинулись на восток в направлении нижнего течения Волги и Кавказа. Немецко-фашистские войска держали в блокаде Ленинград и все ещё находились в 150 – 200 километрах от столицы.

Под временной фашистской оккупацией оказалась территория, на которой проживало более 80 миллионов человек. Страна лишилась крупнейших промышленных и сельскохозяйственных областей. На долю оккупированных районов, в мирное время, приходилось: 71 процент выплавки чугуна, 58 – стали, 63 процента добычи угля, 42 процента выработки электроэнергии, 47 процентов посевных площадей. С потерей этих районы в значительно сократились материальные и людские ресурсы Советского государства.

Трудности борьбы для Советского Государства усугублялись ещё тем, что Красная Армия продолжала сражаться с армиями Фашистской Германии и вассалами один на один. Правящие круги США и Англии по всевозможным предлогам затягивали открытие второго фронта в Европе. Пользуясь этим, немецко-фашистское командование перебрасывало резервы из Западной Европы на Восточный фронт. Количество вражеских дивизий, действовавших на советско-германском фронте, непрерывно росло. Осенью 1942 года здесь действовало почти три четверти всех немецких дивизий. Советско-германский фронт продолжал быть основным фронтом второй мировой войны.

Международная реакция все ещё ожидала близкого, как ей казалось, поражения Красной Армии. Готова была начать войну против Советского Союза Япония. Она подтянула к советским границам треть своих сухопутных армий. Правительство Турции, проводившее враждебную Советской стране политику, сосредоточила на границе с Советским Союзом более 265 своих дивизий. Япония и Турция ждали удобного момента для нападения на СССР.

2. Положение вражеских армий сложившееся за время оборонительных боёв под Сталинградом.

2.1. Первоначальные планы гитлеровского командования и реальность.

         Главные события летне-осенней кампании развернулись в районе Сталинграда, бои, начавшиеся здесь с середины июля, не стихали ни днем, ни ночью. Враг стремился захватить Сталинград, выйти к Волге, расколоть, тем самым весь наш фронт, отрезать Кавказ от центральных районов страны.

         Стремясь к захвату Сталинграда, германское верховное командование в то же время опасалось, чтобы он не превратился на длительное время «во все пожирающий фокус», который истощил бы силы немецкой армии. Но независимо от воли гитлеровского командования Сталинград стал именно таким центром притяжения для немецких войск. «Волей нашей партии и народа, - отмечает Маршал Советского Союза А.Е. Еременко, -  здесь, под Сталинградом, Гитлеру было навязано решающее сражение, и его генералы вынуждены были принять этот бой, понимая все его значение».

Вопреки первоначальным намерениям немецко-фашистского командования в затяжные, изнурительные бои за Сталинград были втянуты огромные силы: немецкие 6-я и 4-я танковая армии, которые являлись главной ударной силой, 3-я и 4-я румынские, 8-я итальянская – всего 50 дивизий, не считая большого количества специальных частей. Под Сталинградом находилось свыше миллиона вражеских солдат.

Противник нес колоссальные потери. Подступы к Сталинграду были усеяны остовами разбитых и сгоревших немецких танков и устланы трупами солдат и офицеров. Сами гитлеровцы называли со страхом путь к Сталинграду «дорогой смерти».

Сталинград сковывал немецкую армию, забирал все её силы. Не взять Сталинград в этих условиях – означало для фашистских правителей Германии позорное поражение, крушение их стратегических планов. Вот почему Гитлер вынужден был заявить, что «весь поход потеряет всякий смысл, если отказаться от Сталинграда». Однако немецко-фашистское командование, бросив крупные силы в летнее наступление на южном крыле фронта, не смогло решить до конца ни одной  из поставленных задач. Израсходовав почти все свои резервы, оно вынуждено было отказаться от продолжения наступления и в октябре отдать приказ о переходе к обороне.

2.2. Переход войск противника от наступления к обороне.

Гитлеровское командование  заверяло, что наступающую зиму они встретят более подготовленными, чем встретили предыдущую. «Нам предстоит провести зимнюю кампанию, - говорилось в приказе №1 от 14 октября 1942 года главного командования сухопутных войск Германии, -  задачей Восточного фронта в ней является – во что бы то ни стало, удержать достигнутые рубежи.

В соответствие с этим приказом немецко-фашистское командование развернуло строительство новых оборонительных сооружений и укрепления старых. Проводило перегруппировку войск. Гитлеровские захватчики надеялись отсидеться в течение зимы за своими укреплениями и удержать за собой захваченные территории.

В октябре противник приступил к созданию оборонительных сооружений на флангах своей главной группировки. К середине ноября его оборона представляла собой полосу 5-8 километров, разместив 3-4 дота на километр фронта. Передний край обороны прикрывался минно-взрывными и проволочными заграждениями. Противник не успел полностью осуществить меры по обороне до начала контрнаступления Красной Армии, но он имел хорошо организованную систему огня, которая в сочетании с противотанковыми и противопехотными заграждениями представляла серьезное препятствие для наступления войск.

3. Подготовка контрнаступления под Сталинградом.

Советское командование, организую героическую оборону Сталинграда, в то же время настойчиво готовилось к новому этапу борьбы – контрнаступлению.

         Контрнаступление планировалось как стратегическая операция трёх фронтов – Юго-Западного, Донского и Сталинградского. Оно развернется одновременно на 400-километровом фронте, радиусом охвата частей противника 100 километров. При этом создавалось два фронта окружения  внутренний и внешний.

         Советским войскам предстояло прорвать оборону врага, разгромить его войска северо-западнее и южнее Сталинграда, а затем, наступая по сходящимся направлениям, выйти в район Калача. Окружить и уничтожить всю, прорвавшуюся к Сталинграду ударную группировку. Разгром основных сил противника создаст условия для развертывания широкого наступления на всем советско-германском фронте.

3.1. Положение немецких союзников под Сталинградом.

         Нанесение контратакующих ударов было запланировано на наиболее уязвимых участках обороны противника. Таким местом были участки, где действовали румынские войска, боеспособность которых уступала немецким.

         Румыны, на каждом шагу, чувствовали своё подчиненное положение в неравноправном румыно-германском союзе. Румынские части были вооружены хуже немецких, плохо снабжались продовольствием, запасы которого находились в руках немцев, нередко подвергались издевательствам со стороны своих «братьев по оружию». Все это озлобляло румынских солдат и офицеров. Взаимоотношения между «союзниками» обострились до такой степени, что вмешаться было вынуждено высшее командование.

         И все равно, в румынских частях падала дисциплина, усиливалось недовольство. Участились случаи дезертирства и перехода солдат на сторону Красной Армии. Командующий 3-й румынской армией генерал Думитреску с беспокойством отмечал: «В результате обследования положения с дезертирством констатируется, что количество дезертиров большое и продолжает расти».

3.2. План операции «Уран».

По плану Ставки Юго-Западный и Донской фронты должны были перейти в наступление 19 ноября, а Сталинградский – 20 ноября. К этому времени подготовка к наступлению в основном закончится, причем на направлениях главных ударов будет создано решающее превосходство в силах.

         В итоге совместной деятельности командований Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов под общим руководством заместителя верховного Главнокомандующего Г.К. Жукова был разработан план разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом. Операция получила кодовое название «Уран» и её  полевая подготовка должна была пройти в строжайшей тайне.

3.3. Техническое обеспечение операции «Уран».

Важнейшим условием осуществления наступательной операции такого масштаба, что готовилась под Сталинградом, являлось наличие материально-технических средств. Для такой операции необходимо было иметь достаточное количество танков, артиллерии, самолётов и боеприпасов. Благодаря героическому труду народа, создавшего к этому времени военное хозяйство, впервые за все месяцы войны, армия не испытывала нехватки в огневой и технической силе. Впервые немецкой технике противостоял современный и мощный «стальной кулак».

В 1942 году советская промышленность дала Армии 24тысячи семьсот танков, 25 тысяч четыреста самолётов, превзойдя по производству этих видов вооружения промышленность фашистской Германии. Было преодолено военно-техническое превосходство врага по производству боеприпасов и стрелкового оружия. По техническим характеристикам советская военная техника могла соперничать и даже превосходила вражескую.

До сих пор западноевропейские «аналитики», стараясь представить  ситуацию под Сталинградом накануне контрнаступления, утверждают о колоссальном превосходстве советских войск над противником. На самом деле к началу операции войска всех трех фронтов не обладали сколько-нибудь значительным превосходством сил перед противником.

Соотношение сил сторон к началу контрнаступления.

Наименование

Советские войска

Войска противника

Соотношение

Личный состав

1005 тысяч

1011 тысяч

1:1

Танки

894

675

1,3:1

Орудия и минометы

13 540

10 300

1,3:1

Самолеты

1 115

1 216

1:1,1

         Зато на направлениях главных ударов советское командование сумело создать значительное превосходство, как в живой силе, так и в технике. Это было достигнуто путем умелых перегруппировок.

В создании решающего превосходства над противником в силах и средствах на направлениях главных ударов проявился высокий уровень военного искусства советского командования.

3.4. Меры по соблюдению секретности подготовки операции «Уран».

         При подготовке контрнаступления большое внимание обращалось на соблюдение всех мер скрытности во время сосредоточения и перегруппировок войск. Это представляло огромную трудность из-за открытой, преимущественно степной местности. 25 октября А.М. Василевский по поручению Ставки предписал командующим Донским и Юго-Западным фронтами: «… а) все марши совершать только ночью, в) для обмана противника дивизионные радиостанции до конца нового сосредоточения, оставлять в ныне занимаемых местах и продолжать работу. Связь во время маршей и в новых районах по радио не держать.

         Советское командование категорически запретило всякую переписку, связанную в какой-либо мере с подготовкой контрнаступления. Все распоряжения и указания передавались только устно, и лишь непосредственным исполнителям.

         Меры скрытности подготовки операции, принятые советским командованием, оказались достаточно эффективными. Вражеская разведка не разгадала действительных намерений советских войск.

3.5. Тактическая подготовка операции «Уран».

В войсках, предназначенных для контрнаступления, непрерывно велась напряженная боевая подготовка. В тылу частей и соединений создавались учебные поля, на которых оборудовались позиции, подобные тем, какие имел противник. Здесь воины обучались стремительно прорывать оборону врага, штурмовать высоты, действовать в условиях степной местности, бороться с танками противника, отражать его контратаки. Особенно тщательно отрабатывалось взаимодействие на поле боя пехоты, танков, артиллерии и инженерных войск. Взаимодействие наземных войск с авиацией. Непрестанная учеба велась в штабах соединений и частей. С командным составом проводились специальные занятия.

         За несколько дней до начала контрнаступления во всех армиях проводилась разведка боем, в результате которой были получены более полные сведения о характере обороны противника, о группировке его сил и средств.

К середине ноября подготовка контрнаступления было в основном завершена.

4. Окружение немецко-фашистской группировки под Сталинградом.

         Утром 19 ноября залп многих тысяч орудий и минометов возвестил начало наступления войск Юго-Западного и Донского фронтов.

В 8 часов 50 минут артиллерия перенесла огонь в глубину обороны, и пехота, с поддерживающими её танками и сопровождаемая огнем артиллерии, перешла в атаку.

4.1. Наступление Юго-Западного фронта.

         На Юго-Западном фронте – командующий генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин, войска ударной группы могучим натиском прорвали оборону 3-й румынской армии одновременно на двух участках. Враг дрогнул и, покидая насиженные окопы и блиндажи, начал отступать.

         Танковые соединения стремительным ударом к середине дня завершили прорыв обороны противника и устремились на юг. Вслед за ними двигалась пехота, уничтожая остатки вражеских войск. Вскоре в образовавшийся прорыв был введен 8-й кавалерийский корпус. Танковые и кавалерийские соединения, сокрушая оборонительные позиции врага, быстро продвигались вперед.

Немецко-фашистское командование, не ожидавшее удара подобной силы, было захвачено врасплох.

         Вслед за подвижными соединениями, расширяя прорыв, двигались стрелковые соединения 21-й армии.

         Враг неоднократно переходил в контратаки, кое-где ему удавалось приостановить продвижение советских войск. Наибольшее сопротивление он оказал на участке Верхне-Фомихинский – Распопинская, где крупная группировка румынских войск занимала хорошо укрепленные позиции. Лишь после упорных боев войска 21-й армии во взаимодействии со стрелковыми соединениями 5-й танковой армии, завершили окружение противника. В кольце окружения оказались дивизии 4-го и 5-го армейских корпусов 3-й румынской армии.

4.1.1. Гибель 3-й румынской армии под Сталинградом.

         Желая избежать напрасного кровопролития, советское командование предъявило окруженным войскам ультиматум  прекратить сопротивление и сдаться в плен. Однако командующий окруженной группировкой дивизионный генерал Ласкар отклонил ультиматум. Он получил, в это время, категорический приказ командования немецкой группы армий «Б» удерживать позиции и ждать помощи для выхода из окружения. Румынские генералы и офицеры продолжали бросать своих солдат в бесплодные атаки. Только в течение одного дня, 22 ноября, противник предпринял 20 контратак против частей 63-й стрелковой дивизии и всякий раз, с потерями, откатывался назад. Обещанная немцами помощь не подходила, а конец окруженной группировки неумолимо приближался.

         22 ноября, фашистский диктатор Румынии Антонеску с беспокойством сообщал Гитлеру: «Генерал Ласкар, командующий группировкой четырех окруженных дивизий, докладывает, что у него нет боеприпасов, и что наступил последний момент, когда он может ещё попытаться вырваться из окружения». Гитлер ответил Антонеску, что разрешает Ласкару выйти из окружения, тем более что он «проявил себя как образцовый солдат». А ещё, писал Гитлер: «За особые заслуги я вчера наградил его, первого офицера наших союзных войск, «Дубовыми листьями к рыцарскому железному кресту»».

         Но «щедрость» фюрера оказалась напрасной, 23 ноября «первый офицер союзных войск» понуро шагал в плен, ведя за собой 6 тысяч солдат и офицеров.

         Продолжала, однако, ещё сопротивляться вторая группа окруженных румынских войск во главе с бригадным генералом Траяном Стэнеску. Но после новых ударов советских частей, он понял бессмысленность дальнейшего сопротивления и выслал парламентеров. Приняв переговорщиков, советское командование гарантировало всем сдавшимся в плен жизнь, хорошее обращение и сохранность личных вещей. Ночью 24 ноября на автомобилях генерал Траян и его свита прибыли в расположение 63-й дивизии. За ними следовала колонна офицерского состава, а затем уцелевшие части 4-го и 5-го армейских корпусов. Всего при ликвидации окруженных войск было взято в плен 27 тысяч солдат и офицеров и три генерала.

         Таким образом, войска Юго-Западного фронта успешно выполнили боевой приказ Ставки. Основные силы 3-й румынской армии были разгромлены. Вследствие этого отношения между немцами и румынами ещё больше обострились.  Не надеясь больше на устойчивость румынских войск, немецко-фашистское командование расформировало оставшиеся дивизии 3-й румынской армии, а их личный состав включило в немецкие части.

4.2. Наступление Сталинградского фронта.

         Войска ударной группировки Сталинградского фронта – командующий генерал-полковник А.И.Еременко, в соответствии с планом перешел в контрнаступление на сутки позже, чем войска Юго-Западного и Донского фронтов, 20 ноября.

В 57-й армии, которой командовал генерал-майор Ф.И. Толбухин, артиллерийскую подготовку предполагалось начать в 8 часов. Но утром усилился туман, и видимость резко ухудшилась. Командующий фронтом дважды вынужден был переносить начало артподготовки. Артиллеристы, готовые открыть огонь, волновались: все ждали, когда рассеется туман. Ставка, беспокоясь, требовала: «Скорее начинайте!». Наконец туман поднялся достаточно высоко, видимость улучшилась. В 9 часов 30 минут мощным залпом «катюш» началась артиллерийская подготовка. Она продолжалась 75 минут. Непосредственно перед атакой артиллерия и минометы произвели огневой налет, который был усилен огнем пулеметов, автоматов и винтовок. Затем снова ударили «катюши». Пехота поднялась из окопов, сопровождаемая огнем артиллерии, и двинувшимися вперед танками.

         Контратаками пехоты и танков враг пытался остановить наступавшие войска. Советские отряды срывали эти попытки и, ломая оборону и всяческое сопротивление, продвигались вперед. Во второй половине дня оборона противника была прорвана.

         Советские войска с каждым днем усиливали натиск. Враг нес тяжелые потери. Появились первые колонны пленных, двигавшихся на восток, подавленных поражением. Замерзшие и голодные они двигались в направление сборных пунктов часто даже без конвоя.

         Стремительно наступая, советские части на плечах противника врывались в населенные пункты. Освобожденные села были разрушены и сожжены гитлеровцами. Из развалин и убежищ выходили уцелевшие жители. Встречая красноармейцев, они плакали от радости, благодарили за спасение. И с ужасом рассказывали о страданиях, перенесенных во время оккупации.

Развивая наступление, войска Сталинградского фронта к исходу 22 ноября вышли на рубеж Нариман – Варваровка и охватили главную группировку противника под Сталинградом с юга и юго-запада. Обе железные дороги, снабжавшие неприятельские войска были перерезаны.

4.3. Наступление Донского фронта.

         В период, когда основные силы Сталинградского фронта окружали врага, войска 62-й армии под командованием генерал-лейтенанта В.И. Чуйкова своими активными действиями сковывали немецко-фашистские части в самом Сталинграде.

         Одновременно с войсками Юго-Западного фронта, утром 19 ноября, в наступление перешли соединения правого крыла Донского фронта – командующий генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский. В первый же день советские войска вклинились своим правым флангом в оборону противника на 3 – 5 километров. Бои шли за каждый метр земли. Сбитый с занимаемых позиций, противник отходил на левый берег Дона. Отступая, он предпринимал контратаки, минировал дороги и взрывал переправы через реку.

4.4. «Клещи» для войск противника.

         Противник прилагал отчаянные усилия, чтобы не дать сомкнуться гигантским клещам двух фронтов. Он перебросил к Калачу и Советскому 24-ю и 16-ю танковые дивизии. Но это не спасло положения. 23 ноября части 4-го танкового корпуса Юго-Западного фронта, окончательно сломив сопротивление врага, двинулись по направлению к Советскому. Этот населенный пункт уже более суток удерживали части 4го механизированного корпуса Сталинградского фронта.

         Как только показались первые танки Юго-Западного фронта, танкисты - сталинградцы подали условный сигнал – серию зеленых ракет. Воины 4-го танкового корпуса ответили таким же сигналом и на самой высокой скорости устремились вперед. Через несколько минут танковые части двух фронтов соединились, завершив тем самым окружение противника под Сталинградом. Долгожданная встреча воинов вызвала всеобщее ликование. В воздух полетели шапки, и громкое «Ура!» раскатилось вокруг. Первый этап операции был успешно завершен.

         Окружение немецко-фашистских войск под Сталинградом было успешно осуществлено в течение четырех с половиной суток. Советские войска быстро создали сплошной внутренний фронт окружения вражеской группировки. Однако занимаемый ею район был настолько велик, что не простреливался артиллерийским огнем. Это давало возможность противнику маневрировать. Поэтому важно было возможно скорее сузить кольцо и подготовить условия для полной ликвидации вражеской группировки. Эта задача решалась войсками Донского и Сталинградского фронтов. К исходу 30 ноября район, занимаемый окруженным противником, уменьшился более чем вдвое. 22 вражеские дивизии с многочисленной техникой были зажаты в кольцо на территории в 1,5 тысяч квадратных километров, которая простреливалась дальнобойной артиллерией в любом направлении.

5. Провал операции генерала-фельдмаршала Манштейна.

         Немецко-фашистское командование с первых дней окружения прилагало все силы к тому, чтобы ударом извне осуществить деблокирование окруженных войск и восстановить положение в районе Сталинграда. Оно сознавало всю опасность, создавшуюся для его отборной группировки, и стремилось освободить её из окружения. Германское командование было уверенно, что успешное деблокирование изменит всю обстановку. Поэтому окруженная группировка имела приказ упорно сопротивляться и удерживать сталинградский плацдарм.

5.1. Группа «Дон» - командующий фельдмаршал Манштейн.

         Потерпев ряд неудач в попытках вызволить свои окруженные войска и восстановить положение в районе Сталинграда ограниченными силами, немецко-фашистское командование стало спешно сосредотачивать, для решения этой задачи, более крупную группировку своих войск. Между группами «А» и «Б» создавалась новая группа армий «Дон».

         Управление этим соединением формировалось на базе штаба 11-й немецкой армии. Германское командование поставило перед группой задачу остановить наступление советских войск и вернуть утерянные позиции. Ей же поручалось деблокировать окруженную группировку. Во главе группы армий «Дон» был поставлен бывший командующий 11-й армией генерал-фельдмаршал Манштейн, считавшийся специалистом по ведению «осадных боевых действий», и наиболее авторитетный гитлеровский военачальник. В кругу немецких генералов его называли «знатоком стратегии». Многие солдаты и офицеры окруженной немецкой группировки, узнав, что операцией по освобождению будет командовать Манштейн, прониклись уверенностью в победном исходе предстоящей борьбы. Да и сам Манштейн не лишен был подобного оптимизма.

5.2. План мероприятий Манштейна по деблокированию окруженной группировки немецких войск под Сталинградом.

         В соответствии с указанием германского верховного командования для деблокирования окруженных под Сталинградом войск Манштейн решил создать ударные группировки в районах Котельниковского и Тормосина. Для их усиления из Франции и с различных участков советско-германского фронта перебрасывались около десяти танковых и пехотных дивизий. План деблокирования окруженных войск получил кодовое название «Зимняя гроза». Предполагалось , что, как только ударные группировки подойдут к Сталинграду, им навстречу выступит специально созданная группа прорыва из состава окруженных войск. Операция носила название «Удар грома».

         Однако создание ударных группировок – котельниковской  и тормосинской – осложнялось из-за транспортных трудностей. На оккупированной территории Советского Союза эти эшелоны подвергались непрерывным нападениям партизан. В результате 6-я танковая дивизия стала прибывать в район выгрузки с большим опозданием, разрозненно, имея потери в материальной части.

Создание второй группировки – в районе Тормосина – задерживалось. Поэтому Манштейн решил начать операцию по деблокированию силами одной котельниковской группировки. В состав группировки входили 23-я и 6-я танковые дивизии. Причем 6-я танковая дивизия считалась одной из самых лучших как по своей боевой оснащенности, так и по опыту личного состава. Дивизия имела 200 танков и самоходных орудий. В состав ударной группировки был включен, впервые сформированный, танковый батальон, оснащенный новыми тяжелыми танками «тигр». Эти танки имели 100-мм лобовую броню, которую не пробивали обычные снаряды даже 76-мм советской пушки. Сами танки были вооружены 88-мм пушкой, перед которой, как казалось немецким военным специалистам, не устоит никакая броня советских танков.

Этой ударной группировке противостояли три стрелковые и две кавалерийские дивизии 51-й армии, к тому же далеко не в полном составе. Соотношение сил было явно в пользу немецко-фашистских войск. Однако советские воины прошли школу тяжелых боевых испытаний, обрели опыт оборонительных сталинградских боев, успешно завершили окружение крупной группировки врага, и оттого были полны решимости, не отдавать врагу завоеванную победу.

5.3. Начало операции «Зимняя гроза».

         Утром 12 декабря немецко-фашистские войска перешли в наступление южнее Сталинграда из района Котельниковского на узком участке фронта вдоль железной дороги Тихорецк – Сталинград .

         Немецко-фашистским войскам, идущим с боями на выручку окруженной группировке, за три дня удалось продвинуться на 45 километров. Враг был уверен в успехе. Поэтому за его ударной группировкой следовали колонны автомашин с боеприпасами, горючим, продовольствием для окруженных войск – всего более 3 тысяч тонн груза. Кроме того, шли тягачи, которые должны были быть переданы войскам в Сталинграде для придания их артиллерии большей подвижности.

         С первого же дня наступления немецко-фашистских войск разгорелись ожесточенные бои. Немецко-фашистское командование наращивало силы деблокирующей группировки. Противник имел на некоторых участках пяти - и даже шестикратное численное превосходство. Они прошли уже две трети пути до Сталинграда, от окруженной группировки их отделяло теперь не более 40-45 километров. Врагу казалось, что ещё одно небольшое усилие – и он будет у стен Сталинграда.

         19 декабря, в день наибольшего продвижения немецко-фашистских войск, Манштейн отдал приказ Паулюсу приступить к прорыву кольца навстречу котельниковской группировке.

5.4. Перелом в ходе операции «Зимняя гроза».

         Однако советское командование успело заранее принять достаточно эффективные меры, чтобы сорвать замысел врага и отодвинуть дальше внешний фронт окружения.

         Главный удар советские войска нанесли на юго-востоке, с тем чтобы, разгромив врага на Среднем Дону, выйти в тыл тормосинской группировки. В то же время наступление в юго-восточном направлении создавало угрозу и котельниковской группировке врага.

Перед советскими войсками оборонялись 8-я итальянская армия, оперативная группа «Холлидт» и остатки 3-й румынской армии. Наступлению предшествовала полуторачасовая артиллерийская подготовка, в которой приняло участие большое количество артиллерии – около 5 тысяч орудий и минометов. По мере того как рассеивался туман, стала действовать советская авиация. Эскадрильи бомбардировщиков и штурмовиков обрушили свои бомбовые удары на оборону противника и его тылы. Завязались бои на фронте.

         Танковые соединения Воронежского фронта 19 декабря обошли Кантемировку и неожиданно для противника ударили по ней с тыла. Вражеский гарнизон был сметен. На железнодорожных путях остались эшелоны с боеприпасами и продовольствием, на улицах горели фашистские танки, брошенные машины и орудия, бродили мулы, которых привезла сюда итальянская армия. Освободив Кантемировку, танкисты устремились дальше, разрывая связь противника, громя его опорные пункты.

         Развивая успех, советские части к исходу 21 декабря перехватили все пути отхода основных сил 8-й итальянской армии, а через три дня окружили и разгромили их. Более 15 тысяч вражеских солдат и офицеров попало в плен. Остатки разбитых дивизий бежали, в панике бросив транспорт, технику, склады с продовольствием и боеприпасами. Итальянские солдаты открыто проклинали гитлеровцев, ввергших их в войну против Советского Союза.

С выходом советских танковых и механизированных частей в глубокий тыл врага его войска оказались под угрозой окружения. Втянутая в затяжные бои тормосинская группировка, на которую немецкое командование возлагало столько надежд, с каждым днем теряла свою ударную силу. Ни о каком наступлении командование тормосинской группировкой больше не помышляло. Дальнейшее развитие наступления советских войск угрожало глубоким охватом войск Манштейна не только в районе Тормосина, но и создавало угрозу котельниковской группировке.

5.4.1. Трагедия 8-й итальянской армии.

В ходе наступательной операции на  Среднем Дону советские войска нанесли сокрушительное поражение 8-й итальянской армии и левому крылу армии «Дон». В 8-й итальянской армии были разгромлены пять пехотных дивизий и одна бригада чернорубашечников. Эта армия, имевшая к осени 1942 года около 250 тысяч солдат и офицеров, потеряла убитыми, пленными и раненными половину своего состава.

Правители фашистской Италии, действую заодно с Гитлером, бросили в огонь  войны сотни тысяч своих соотечественников. Виновники гибели итальянских солдат пытались уйти от ответственности перед своим народом. Бывший командующий итальянскими войсками на советско-германском фронте генерал Мессе, клеветнически заявлял, что итальянские солдаты и офицеры, находившиеся в советском плену, не вернулись на родину. В связи с этим итальянские власти требовали от СССР возвратить те десятки тысяч итальянских солдат, что нашли себе могилу в донских степях по вине Мессе, и ему подобных военных преступников.

Много погибло итальянских солдат и офицеров в боях под Сталинградом. Но и те, которым удалось спастись, не все вернулись домой. Они нашли свою смерь от рук гитлеровских палачей. Это произошло во Львове летом 1943 года, когда режим Муссолини переживал политический кризис. Итальянским солдатам, многие из которых прибыли сюда из-под Сталинграда после ранения, приказано было немедленно принести присягу Гитлеру; тех, кто отказался это сделать, расстреляли и для того чтобы замести следы преступления трупы сожгли. Так «отблагодарили» немецкие фашисты своих итальянских союзников по войне.

5.5. Крушение операции «Зимняя гроза».

19 декабря соединения 2-й гвардейской армии получив боевой приказ, совершили в условиях зимы тяжелый форсированный марш. Бывший начальник штаба 2-й гвардейской армии, Маршал Советского Союза, С.С. Бирюзов вспоминал: «По заснеженным дорогам, навстречу колючему ветру, форсированным маршем шли гвардейцы на новые позиции. Пехоту обгоняли танкисты. Тягачи тащили через сугробы артиллерию, а там где у них не хватало сил, выручало плечо солдата… Много хлопот доставляла коварная погода. По ночам трещали морозы, а днем под солнцем таял снег. Хорошо экипированные для действий в суровых зимних условиях, красноармейцы оказались в тяжелом положении. За день валенки у них намокали и разбухали, а ночью становились как железные и уже не согревали ног. Многие обмораживались. Но и в этих условиях темп движения частей не снижался». Бойцы понимали, что им предстоит выполнить чрезвычайно важную задачу – отбросить танки Манштейна как можно дальше от Сталинграда.

По мере подхода к линии фронта в районе Васильевки, части 2-й гвардейской армии сразу, без отдыха, вступали в сражение. Положение 2-й гвардейской осложнялось тем, что за время броска почти весь запас горючего был израсходован, а подвоз его осуществлялся с большими перебоями.

24 декабря войска 2-й гвардейской армии, получив горючее, перешли в решительное наступление против котельниковской группировки.

Одновременно  со 2-й гвардейской армией после перегруппировки возобновил наступление и враг – основными танковыми силами армейской группы «Гот». Разгорелись ожесточенные встречные бои крупных соединений. Однако войска 2-й гвардейской армии сломили сопротивление немецко-фашистских дивизий и на следующий день вышли передовыми частями к реке Аксай-Есауловский. Немецкие танковые дивизии вынуждены были в беспорядке отойти за реку.

         Наступавшие войска 2-й гвардейской армии непрерывно наращивали силу ударов по врагу. Ведущую роль при этом играли подвижные соединения. Особенно успешно действовал 6-й механизированный корпус, наступая, он создал угрозу коммуникациям всей котельниковской группировки противника. Немецкое командование, боясь окружения, отдало приказ об отходе своих войск.

27 декабря советский 7-й танковый корпус подошел к Котельниковскому, а на другой день завязал бои одновременно на северной и западной окраинах города. Одна из бригад 7-го танкового корпуса захватила аэродром с вражескими самолетами. В течение двух суток шли уличные бои в Котельниковском. Враг цеплялся за каждый дом, пытаясь удержать город. К утру 29 декабря Котельниковский был полностью освобожден.

29 декабря части 3-го гвардейского Сталинградского механизированного корпуса овладели селом Заветное. В этом районе советским воинам помогали уничтожать врага народные мстители. 29 декабря один из партизанских отрядов совершил в 60и километрах юго-западнее Заветного ночной налет на гарнизон противника численностью 300 человек. В короткой схватке партизаны уничтожили 40 вражеских солдат, остальные в панике разбежались.

В результате котельниковской операции советские войска продвинулись на 100 – 150 километров, и расстояние, отделявшее окруженные в Сталинграде немецко-фашистские войска от линии внешнего фронта, увеличилось до 200 – 250 километров. Котельниковская группировка противника была разгромлена. Убитыми и пленными враг потерял 16 тысяч человек. Кроме того советские войска захватили большие трофеи, среди которых было много самолётов, танков и другого военного имущества. Остатки разбитых вражеских соединений спасались бегством.

5.6. Итог и оценка операции Манштейна.

Так бесславно закончил свой поход прославленный гитлеровский генерал-фельдмаршал Манштейн, торжественно обещавший своему фюреру восстановить положение немецких войск в районе Сталинграда, деблокировать окруженную группировку.

Оценивая значение  декабрьского сражения на котельниковском направлении, Манштейн говорил, что это было «соревнование не на жизнь, а на смерть». И действительно, исход борьбы южнее Сталинграда в декабре 1942 года предопределил гибель крупной ударной группировки немецко-фашистских войск, окруженной под Сталинградом.

6. Ликвидация окруженной группировки противника в Сталинграде.

         Окруженная под Сталинградом группировка, хотя и понесла огромные потери, представляла собой ещё серьёзную силу. Она имела 3,2 тысячи орудий, 200 танков и примерно столько же бронемашин. Её войска усовершенствовали свою оборону по фронту окружения, организовали управление, восстановили взаимодействие и выделили некоторые резервы. Особенно сильно они укрепили северный и южный секторы обороны. На подступах к переднему краю были установлены надолбы, вырыты противотанковые рвы, установлены проволочные заграждения, заминированы поля. Гитлеровцы приняли все меры для сохранения боеспособности своих частей.

6.1. Бедственное положение блокированных войск противника в Сталинграде.

         С первых дней окружения немецко-фашистской армии под Сталинградом гитлеровское командование одновременно с подготовкой деблокирования пыталось организовать снабжение её по воздуху.

         Советское командование, стремясь не допустить снабжения окруженных войск, организовало воздушную блокаду. Сотни немецких самолетов были сбиты советскими зенитчиками и авиаторами, не долетев до цели. Надежды врага на воздушный мост не оправдались. Это означало, что армия Паулюса получала около 100 тонн грузов ежедневно вместо необходимых ей 500 тонн.

         На ежедневных совещаниях с Гитлером, Геринг обещал улучшить положение, но ситуация только ухудшалась.

         Командование окруженных войск вынуждено было изо дня в день уменьшать нормы снабжения личного состава. По признанию Паулюса, в последние недели перед капитуляцией все генералы, в том числе и он, получали по 150 граммов хлеба в день, а солдаты – по 50 граммов.

6.1.1 Отчаянное положение немецких солдат и офицеров в Сталинграде.

В частях распространялись болезни, и росла смертность. Германское командование не готовило войска к зиме, чтобы внушить им уверенность в победе под Сталинградом ещё до наступления морозов. Вот почему к началу ноябрьских боев 76 вагонов с зимним обмундированием для 6-й армии «застряли» на станции Ясиноватая, 17 вагонов – в Харькове, 41 – в Киеве и 19 – во Львове.

Среди солдат усиливались настроения отчаяния и обреченности. В дневниках и письмах, они оплакивали свою судьбу. «…Три врага делают нашу жизнь очень тяжелой: русские, холод и голод», - писал в дневнике 8 декабря ефрейтор Зур. Солдат Отто Зехтиг из 227-го пехотного полка писал родным: «…Вчера мы получили водку. В это время мы как раз резали собаку, и водка явилась очень кстати… Я, в общей сложности, зарезал уже четырех собак, а товарищи никак не могут наесться досыта…». Обер-ефрейтор Генрих Гейнеман писал жене: «…Что у нас в изобилии, так это вши и бомбы.

Паулюс охарактеризовал положение так: «Большое количество личного состава вследствие перенапряжения и истощения от боев, холода и голодания находилось на грани смерти».

Чтобы как-то поддержать моральный дух окруженных войск, гитлеровское командование развернуло большую пропагандистскую работу. Офицеры убеждали солдат, что помощь извне обязательно придет, и требовали от них проявить упорство в бою, обещали высокие награды и повышения в званиях; тем же, кто вздумает сдаться в плен, грозили расстрелом. И не только грозили. За отказ воевать, и пораженческие настроения, в 6-й армии было вынесено 360 смертных приговоров.

6.2. Последние дни армии Паулюса.

         Сорвав все попытки немецко-фашистского командования деблокировать окруженную группировку  под Сталинградом, отодвинув внешний фронт дальше на запад, советские войска создали все условия для окончательной её ликвидации.

Выполнение  этой операции Ставка поручила Донскому фронту, включив в него войска, блокировавшие противника в районе Сталинграда. Командовал фронтом генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский.

В это время под Сталинградом вместе с работниками политуправления фронта находился выдающийся деятель германского рабочего движения  Вальтер Ульбрихт и немецкие писатели-антифашисты Эрих Вайнерт и Вилли Бредель. В своих выступлениях по радио и в листовках они призывали офицеров и солдат немецких войск прекратить бессмысленное сопротивление и сложить оружие.

8 января 1943 года советское командование предъявило командующему окруженной группировки ультиматум о капитуляции. « В условиях сложившейся для Вас безвыходной обстановки, во избежание напрасного кровопролития, - говорилось в ультиматуме, - предлагаем Вам принять следующие условия капитуляции:

1) всем германским окруженным войскам во главе с Вами и Вашим штабом прекратить сопротивление;

2) Вам организованно передать в наше распоряжение весь личный состав, вооружение, всю боевую технику и военное имущество в исправном состоянии.

Мы гарантируем всем прекратившим сопротивление офицерам, унтер-офицерам и солдатам жизнь и безопасность, а после окончания войны возвращение в Германию или любую страну, куда изъявит желание военнопленный.

Всему личному составу сдавшихся войск сохраняем военную форму, знаки различия и ордена, личные вещи, ценности, а высшему офицерскому составу и холодное оружие.

Всем сдавшимся офицерам, унтер-офицерам и солдатам немедленно будет установлено нормальное питание. Всем раненным, больным и обмороженным оказана медицинская помощь».

Командование окруженных войск отклонило этот гуманный ультиматум.

Наступило время для решительных действий.

10 января в 8 часов  утра мощным огневым налетом началась артиллерийская подготовка наступления. Свыше 7 тысяч орудий и минометов обрушили свои снаряды и мины на позиции врага. Огонь продолжался 55 минут. Такого ошеломляющего удара артиллерии враг никогда ещё не испытывал на себе. Земля сотрясалась от сплошного грохота орудий. Солдаты, взятые в плен вскоре после начала наступления, рассказывали, что они в ужасе становились на колени и молили бога о спасении от огня русских пушек. Артиллерийский и минометный огонь дополняла авиация. Советские самолёты сбросили сотни бомб на боевые порядки врага.

В 9 часов начался штурм вражеских позиций. Первыми в бой вступили танки с десантами, за ними пошла в атаку пехота. Сокрушая оборону противника, наступавшие войска в течение первого дня продвинулись на отдельных участках от 6 до 8 километров. Враг яростно сопротивлялся и часто переходил в контратаки. Но с ещё большей решительностью наши воины отражали эти вылазки.

Успешно развивались боевые действия и в южном секторе. Под натиском 57-й армии противник с утра 15 января начал в беспорядке отходить к Сталинграду. Советское командование вторично предложило армии Паулюса капитулировать. Среди командования окруженных войск мнения разделились. Паулюс не имея разрешения Гитлера, отказывался вести переговоры о капитуляции.

6.3. Заключительный этап операции по освобождению Сталинграда.

Второе советское предложение о капитуляции было отвергнуто.

После того как был отклонен второй ультиматум, советские войска 22 января приступили к заключительному этапу операции – расчленению и уничтожению вражеской группировки. Подтянув артиллерию и танки, советские войска сломили сопротивление врага. Отступая, фашисты уничтожали своих раненых и больных. Командир 38-й стрелковой дивизии генерал-лейтенант Г.Б. Сафиулин вспоминал: «преследуя отступавших к Сталинграду гитлеровцев, мы были очевидцами ужасной картины. Для обмороженных и раненых немецких солдат и офицеров были устроены десятки бараков, в которых прежде были продовольственные склады. Раненые умирали здесь от голода, без медицинской помощи. А при отступлении гитлеровцы подожгли эти бараки. Нашим воинам пришлось тушить пожары, спасая раненых и обмороженных, а теперь и обожженных немцев».

Сознавая безнадежность дальнейшего сопротивления, немецкие солдаты и офицеры стали выбрасывать белые флаги и группами сдаваться в плен. Свидетель этих боёв писатель Эрих Вайнерт так описывал положение немецких войск: «Чем ближе подъезжаем к Сталинграду, тем ужаснее картины. По обочинам дороги сидят и лежат те, кто не может идти – брошенные раненые и обмороженные. Один прислонился к столбу дорожного указателя и обнимает его. На столбе надпись: «Naсh Stalingrad».

24 января командующий 6-й армией докладывал германскому верховному командованию и командующему группой «Дон»: «…Дальнейшая оборона бессмысленна. Катастрофа неизбежна. Для спасения ещё оставшихся в живых людей прошу немедленно дать разрешении на капитуляцию». Но немецко-фашистское командование снова отклонило просьбу о капитуляции. Даже теперь, когда стала понятна полная бессмысленность дальнейшего сопротивления, оно требовало от окруженной группировки сражаться до последнего солдата. Фашистская пропаганда лезла из кожи вон, чтобы в какой-то мере сохранять боевой дух своих войск. Многим генералам и офицерам были присвоены новые воинские звания. Самому Паулюсу было пожаловано высшее в германской армии звание генерала-фельдмаршала. Но все это не спасло положения. Дисциплина падала, армия разлагалась. Многие офицеры стремились получить места в самолетах, предназначенных для вывоза раненых. Оттесняя раненых, они совали летчикам взятки, грозили оружием, превращаясь из лощеных офицеров в обезумевшее стадо.

6.3.1. Арест Паулюса.

В ночь на 31 января подразделения 38-й мотострелковой бригады блокировали в центре города здание центрального универмага, в подвале которого разместился штаб 6-й армии. Во время перестрелки с охраной штаба Паулюса из подъезда здания вышел его адъютант полковник Адам и выразил готовность вести переговоры. Прибывшие вскоре представители советского командования предъявили ультиматум, который и был принят немецким командованием. После окончания всех формальностей по вопросам капитуляции генерал – фельдмаршал Паулюс, его начальник штаба генерал-лейтенант Шмидт и адъютант полковник Адам вместе с группой штабных офицеров были доставлены в штаб 64-й армии. К 31 января основная масса немецких войск прекратила сопротивление.

6.3.2. Реакция Гитлера на арест Паулюса.

         Когда Гитлер узнал о капитуляции, он в бешенстве обрушился на командование окруженной группировки, которое предпочло капитуляцию «героической смерти на поле боя». Он обвинял сдавшихся в плен генералов в трусости, отсутствии твердости характера, духовном банкротстве. Особенно Гитлер негодовал на Паулюса, который должен был, по его мнению, застрелиться и тем самым «героически закончить свою жизнь».

7. Итоги Сталинградской битвы.

  1. За время ликвидации окруженной группировки были разгромлены или взяты в плен 22 дивизии, а также ряд частей усиления и специальных войск. На поле боя было подобрано и похоронено 147 200 убитых солдат и  офицеров. Было взято в плен 91 тысяча человек, в том числе более 2500 офицеров и 24 генерала во главе с фельдмаршалом Паулюсом.
  2. Героической обороной Сталинграда завершился первый, наиболее трудный для Советского государства период Великой Отечественной войны.
  3. Контрнаступление советских войск под Сталинградом положило начало новому периоду в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, периоду коренного перелома в ходе Великой Отечественной  и всей второй мировой войны.
  4. В результате победы под Сталинградом Красная армия захватила стратегическую инициативу и перешла в общее наступление на огромном фронте от Ленинграда до предгорий Кавказа. Создались условия для массового изгнания немецко-фашистских оккупантов из пределов Советского Союза.
  5. Победа Красной Армии укрепила моральный дух советских людей, оставшихся на территории, временно оккупированной врагом, упрочила их веру в освобождение, в полный разгром оккупантов.
  6. Поражение под Сталинградом наложило свой заметный отпечаток на моральное состояние немецко-фашистских войск. Среди гитлеровских солдат и офицеров слово «Сталинград» стало созвучным словам «окружение» и «катастрофа». Солдаты вермахта стали бояться окружения и все меньше верили в способность своих командиров предотвратить его.
  7. Катастрофа под Сталинградом особенно угнетающе подействовала на войска сателлитов Германии. Неповиновение начальникам, а нередко и прямой отказ сражаться против Красной Армии стали частым явлением в армиях союзников фашистской Германии. В плен советским войскам стали сдаваться на только отдельные солдаты и офицеры, но и целые подразделения и части румынской, венгерской и итальянской армий.
    1. Фашистская пропаганда долго скрывала от немецкого народа безнадежное положение своих войск под Сталинградом. Рейхсмаршал Геринг заявлял, что немецкая армия сражается за «судьбы Европы, а значит, за свободу, культуру и будущее Германии».
    2. Нацистская пропаганда подняла большой шум вокруг «героизма немецких солдат в Сталинграде», «необходимости новых жертв». Мутный поток фашистской лжи должен был скрыть масштабы и характер катастрофы, постигшей немецкую армию.
    3. Но так как скрыть всю тяжесть поражения было невозможно, нацистские правители вынуждены были объявить трехдневный траур, распространив его на все страны фашистского блока. Министр пропаганды Геббельс издал распоряжение о закрытии всех театров, кино, варьете и других увеселительных заведений с 4 по 6 февраля включительно. Погребальный звон церковных колоколов звучал в эти дни над потрясенной Германией.
  8. Известие о разгроме гитлеровской армии под Сталинградом вызвало замешательство и растерянность среди предательских элементов в различных странах. Поколебалась их уверенность в непобедимости немецко-фашистских войск и в прочности оккупационного режима в Европе.
  9. Сталинградская победа способствовала укреплению антифашистской коалиции.